Наверх

Рыцари не могли поверить, что с ними так легко расправятся. Битва при Чериньоле

Рыцари не могли поверить, что с ними так легко расправятся. Битва при Чериньоле
  • 02.07.2020 11:05
  • Текст: Elena

От любви до ненависти, как известно, всего один шаг. Вот и французы, совместно с испанским Фернандо II, завоевав Неаполитанское королевство в начале XVI века, вроде сначала действовали очень дружно. Вот только сразу после общей победы Фернандо II решил, что ему мало числиться королем Кастилии и Арагона, а потому к своему титулу он решил присоединить еще и новые виньеточки. Так испанский правитель стал еще и королем Неаполя и Сицилии. Что, понятное дело, не привело в восторг французов – добро-то было вроде как совместно нажитым. Собственно, это был повод для начала войны. Которая и произошла практически не сходя с места. Там же, где и поссорились. Правда, война продлилась очень недолго. По сути, все уместилось в рамки одного сражения.

К 28 апреля 1503 года, когда и произошла эта знаменитая битва при Чериньоле (земли Апулии), европейцы хорошо знали свойства пороха, и огнестрельное оружие использовалось широко. И все равно главной ударной силой оставалась рыцарская конница. Которая чувствовала себя на вершине могущества и славы и никак не ведала, что мир дожил до того рубежа, когда войны станут выигрываться не лихими атаками закованных в броню кавалеристов. А при помощи громких и дымных металлических трубок, набитых порохом и поражающим хламом из свинца и камней.

Испанцы поступили мудро. Понимая, что драки не избежать, они заранее присмотрели позицию, обосновавшись на пологом холме, что давало преимущество при кавалерийской атаке – лошади быстро выдыхались на подъеме. В дополнение их главнокомандующий повелел вырыть ров, за которым расположил аркебузиров. Грунт, разработанный при копке рва, складировали перед этим самым рвом, что образовывало бруствер, защищавший от прямого огня.

Гонсало де Кордова в 1503 году. Художник: Federico de Madrazo
Гонсало де Кордова в 1503 году. Художник: Federico de Madrazo

За спинами аркебузиров встала конница, сохраняемая на случай контратаки. Ее разбавили позиции пушек, разбросанные по соседним холмам. Ну и за этим великолепием встал сам командующий Гонсало Фернандес де Кордова в окружении отборной тяжелой кавалерии.

Французы поступили более традиционно. Они на острие удара выставили рыцарскую конницу, которую возглавил их командир самолично – герцог Немурский. За верховыми шла пехота, состоящая главным образом из швейцарцев, усиленных немецкими наемниками. Ну а уже за пехотой пустили артиллерию, которая перекочевывала с позиции на позицию и пуляла через головы своих войск.

Пушек у французов было вдвое больше (25 против 13). И действовали они на первых порах эффективнее – первые залпы сторон не достигли целей, но со второго или третьего французы угодили в пороховой склад испанцев – взорвались две телеги, на которых держали весь наличный порох. Глава испанцев успокоил подчиненных, заявив, что это не более, чем праздничный фейерверк в их честь, но на деле у испанцев оставался только тот порох, что имелся в пороховницах у аркебузиров.

Залп испанских аркебузиров. Иллюстратор: Christian Jégou
Залп испанских аркебузиров. Иллюстратор: Christian Jégou

Увидев и услышав взрыв, французская конница бросилась в атаку. Выглядело это, вероятно, очень красиво. Но испанские аркебузиры оказались вандалами и стали всаживать в это металлическое великолепие пулю за пулей. Так что в самом начале атаки герцог Немурский получил три ранения и не замедлил умереть. А его заместитель и помощник Луи де Акр тоже погиб, погребенный под кучей лошадиных и человеческих тел. Конная атака смазалась и растаяла. Остатки всадников бежали. Правда, следом надвигалась швейцарская пехота, которая славилась дисциплиной и стойкостью. Но им мешало то, что осталось от кавалерийского лихого наскока, поэтому продвижение их замедлилось. Чем воспользовались аркебузиры, безостановочно стреляя и прореживая ряды славных рубак с алебардами.

Когда швейцарцы подошли достаточно близко, пусть и в поредевших порядках, вперед пошла испанская конница. Французы решили спасаться бегством, оставив обоз, раненых и пушки. Организованно отступили только швейцарцы. Победа выходила полная – французы потеряли 4000 человек, испанцы – примерно сотню. Особым бонусом для испанцев стали 40 вражеских пушек, которые пришли к месту сражения слишком поздно, а потому не смогли повлиять на исход сражения.

...и лишь кровь, пачкающая великолепные доспехи вокруг маленького отверстия, пробитого презренной пулей, свидетельствует об их бесславном конце. Иллюстратор: Justo Jimeno
…и лишь кровь, пачкающая великолепные доспехи вокруг маленького отверстия, пробитого презренной пулей, свидетельствует об их бесславном конце. Иллюстратор: Justo Jimeno

Остатки французов засели в крепости Гаэта к северу от Неаполя. Де Кордова попробовал взять укрепление наскоком, но затея провалилась. Поскольку крепость снабжалась морем, а возможности для ее полной блокады не имелось, испанцы ушли, оставив приготовившихся к долгой осаде французов в покое.

Потом будет много ссор между европейскими государями из-за итальянского пирога, но именно битва при Чериньоле стала этапной, ознаменовав две простые вещи: закат рыцарства и доминирование огнестрельного оружия в делах военных. Наступила другая эпоха.

Источник

Оставить комментарий

Adblock
detector