Наверх

Как гвардия сохранила честь в бессмысленной мясорубке

Как гвардия сохранила честь в бессмысленной мясорубке
  • 29.06.2020 14:53
  • Текст: Elena

Швейцария известна тем, что в ней практически нет никаких полезных ископаемых. И потому земля ее могла прокормить не так уж и много народа. Конечно, часы и сыр в какой-то мере решали проблемы швейцарской экономики того времени, и все же огромное число мужчин были вынуждены уходить в наемники – своеобразный викинг, принятый в регионе. Нанимались в основном к немцам, римскому папе и французскому королю.

Швейцарцам, тогда крайне бедным, приходилось буквально потом и кровью завоевывать репутацию – описываемый рыночный сектор отличала дичайшая конкуренция. Вот и брали эти основательные крестьянские ребята стойкостью, верностью и дисциплиной. В итоге стойкость швейцарской пехоты вошла в поговорку. Им случалось в щепки крошить главную ударную силу прошлых лет – тяжелую кавалерию. Конечно, непобедимыми они не были. Но даже если и проигрывали, отступали всегда организованно, в четком порядке, не теряя головы и построения.

Французская служба швейцарцев имела древнейшие корни. Уже в XVI столетии их части стали постоянными на службе у короля. Причем этим чужакам доверяли самые ответственные посты и задачи. При этом сложилась интересная система расчетов. Жалование платилось не напрямую, а через кантоны, то есть через Швейцарию. Соответственно, если кто-то подводил коллектив, он мог оказаться и без денег. Равно как и вся группа земляков, если в их числе завелся предатель или безответственный субъект. Поэтому возникла некая круговая порука, выработавшая четкие требования внутри группы.

Швейцарские гвардейцы на службе у французского короля, вторая половина XVIII в. Художник: Eugene Leliepvre
Швейцарские гвардейцы на службе у французского короля, вторая половина XVIII в. Художник: Eugene Leliepvre

Когда начались революционные волнения, швейцарцев срочно вызвали из парижских казарм в Тюильри для охраны царской четы. К тому времени эти иностранные гвардейцы оказались единственными, кто сохранил верность присяге. Прекрасно понимая, чем грозит этот караул, швейцарцы закопали все свои знамена, кроме трех во дворе казармы.

Увы, гвардейцы не знали, что Дантон издал приказ мятежным частям, в котором приписывал захватить королевскую семью и удерживать ее в качестве заложников. А всех, кто окажется во дворце, уничтожить. Особенно швейцарцев – такая жестокость оговаривалась отдельно, поскольку все понимали, что уговорить перейти на сторону народа этих ребят не получится.

Художник: Henri-Paul Motte
Художник: Henri-Paul Motte

Утром 10 августа 1792 года Тюильри осадила толпа национальных гвардейцев и простых ротозеев, собравшихся поглазеть на яркое представление. Гвардейцы стояли на посту и отказались кого-либо пропускать на территорию замка. Меж тем короля во дворце не было – он с семьей и министрами тайно уехал в Национальное собрание в надежде выторговать себе неприкосновенность и прощупать возможность монархии по примеру английской. Также в замке не было старшего офицера – коменданта Тюильри обманом заманили в Ратушу, где и убили. Командовать пришлось капитану Дюрлеру. Но он не получал никаких указаний, поэтому ему оставалось только одно – стоять.

Осаждающие криками, больше похожими на истерику, пытались смутить гвардейцев и вынудить их уступить. Кто-то выстрелил из пистолета по окнам дворца. Швейцарцы не отвечали на огонь – без приказа они не стреляли. В это время толпа теснила солдат и постепенно продавливала внутрь дворца. И тут нападавшие (у кого-то сдали нервы) выстрелили несколько раз из пушек по дворцу. В ответ швейцарцы дали залп по нападающим. Толпа отхлынула, и только в ногах гвардейцев остались несколько живых марсельцев, напуганных близкими залпами. Их могли заколоть, но вместо этого просто разоружили и заперли в дальних покоях. А в это время, пользуясь численным превосходством, нападавшие начали осаду замка.

Художник: Jean Duplessis-Bertaux
Художник: Jean Duplessis-Bertaux

Швейцарцы долго отстреливались. Но их было слишком мало для такого большого замка, осажденного по всему периметру. Оттого силы их рассредоточились – пришлось выделять отдельные группы для обороны каждой из многочисленных комнат. И вскоре патроны подошли к концу. Швейцарцы приготовились биться в тесных переходах здания.

В это время прибыл гонец с приказом короля сдаться во избежание кровопролития. Но гонец от волнения перепутал, и вместо «вернуться в казармы» крикнул «идти в Собрание». Получалось, что гвардейцев призывали выручать короля… Те, кто услышал приказ, развернув королевский штандарт, бросились прорываться через сад. Небольшой части солдат это удалось. Но только единицам. Примерно 450 гвардейцев приказа не услышали и продолжали сражаться в блокированных помещениях. Толпа ворвалась и, мстя за страх и унижение, устроила бойню. Штыками перекололи всех – даже доктора, который перевязывал раненых. И даже двух мальчиков-барабанщиков, которые и не сопротивлялись, а только плакали над телом отца, служившего в этой же части. Живых внутри замка не осталось… Из тысячи ста десяти уцелело три с половиной сотни – большинство ранеными.

Монумент с умирающим львом - Люцерн, Швейцария
Монумент с умирающим львом — Люцерн, Швейцария

Лейтенант Швейцарского полка Карл Пьфюфер фон Альтисхофен незадолго до описываемого события получил отпуск и уехал на родину в Люцерн. И он, пожалуй, единственный из полка, кто избежал мясорубки. Но мысль об этом не давала ему покоя всю оставшуюся жизнь. И, как только стало возможным (в 1814 году, уже после падения Наполеона и обретения Швейцарией независимости), он инициирова

Композиция вырублена в стене старого известнякового карьера, на месте которого теперь глубокий овальный пруд. Лев, пронзенный обломком копья, лежит в нише, высеченной в скале. Лев лежит на щите с королевской французской лилией, второй щит с гербом Швейцарии стоит в изголовье. Латинская надпись, высеченная над барельефом, гласит: «Верности и отваге швейцарцев». Ниже две цифры – 350 и 760. Количество тех, кто выжил, и тех, кто погиб. Еще ниже – имена всех тех офицеров и солдат.

Источник

Оставить комментарий

Adblock
detector